Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Если во всём облом, сдавайся и иди в театр.

      На самом деле, настоящая цитата Стивена Кинга звучит так: "Если во всём облом, сдавайся и иди в библиотеку.

      Во-вторых, на самом деле я хотел написать, как скучаю по Девушке, которая лучше всех умела мяукать по Скайпу. Мы не общаемся уже полгода, но я до сих пор каждый день вспоминаю её. Я бесконечно скучаю по нашим сверхпродолжительным беседам в Скайпе, по ожиданию беседы каждый вечер, переходящий в ночь, скучаю по тому ощущению, когда знал, что каждым вечером меня ждёт она. Я скучаю по девушке, скучаю по собеседнице и я скучаю по человеку. Все вместе взятые девушки, с которыми я знакомился в последние месяцы, вызывают лишь скуку после общения с ней..  Все они не вызывают у меня никаких эмоций. Дела. Дела. Дела.

[В театр...]
Поэтому я оказался в театре.



Пермский академический театр оперы и балета им. П. И. Чайковского.

Где-то в начале осени мне случайно подкинули информацию, что некая девушка Мария ищет видеоператоров в театр. Я тогда ещё подумал, что это круто. Я давно хотел посетить театр, посмотреть спектакль. А тут ещё и заработать можно. Ещё я хотел выправить свое сердце, которое местами сильно промялось после завершения нашего общения с Девушкой, которая лучше всех мяукала в Скайпе.

Я написал Марии сообщение, но она ничего не ответила. Оставалось пожать плечами, и плыть дальше по течению жизни. Казалось бы, история закончилась, не успев начаться. А вот и нет! Мария написала спустя недели три. Сообщила, что нужно снимать в Оперном. Если я всё ещё заинтересован, то через несколько дней должен подойти к Служебному входу в театр к 19:00.

И я подошёл. Мимо проходили люди в театральную кассу. Вокруг была осень. Из двери выскочил мужчина и позвал меня по имени. Я откликнулся и подошёл. Он назвался моим теской. Позже я узнал, что этот парень к добрым лицом и усами -  технический директор театральной студии видеостудии. А ещё позже узнал историю его жизни. Мы дождались ещё одного потенциального видеоператора - молодого парнишку в яркой куртке и с айфоном, и зашли внутрь.



Люди, выходящие из театра после спектакля.

Свой первый поход в театр я запомнил плохо. Я жутко волновался. Новая обстановка сводила меня с ума. В тот вечер я запомнил только Марию из всего состава видеостудии. Помню, как она попросила звать её Машей и спросила, имел ли я опыт видеосъёмки и какой. "Ах свадьбы...ну понятно." Там было еще четыре оператора, не считая второго новичка. Антон, который технический директор, провёл нам быстрый вводный курс работы с камерой. Полупрофесиональная Sony. Я с таким типом видеокамер до сей поры не работал. Я пытался запомнить всё,что говорил Антон: кольца фокусировки, трансфокатора, диафрагмы, баланс белого, подстройка фокусировки, частота кадров. Ясно дело - я ничего не запомнил.

На первой съёмке был балет. Не помню названия. Кажется, я стоял на левом ракурсе. Обычно растановка следующая: 2 камеры на первом ряду, 2 на ракурсах, одна по центру. Бывает, используют одну сверху, 2 с верхих ракурсов, 2 с осветительных кабин и одну на сцене. Всё это я узнал позже.



Выступление хора musicAeterna.

Третий звонок. Зрители занимают свои места. Приглушается и гаснет свет. Выходит дирижёр, кланяется и заставляет ожить оркестр. Я стою в наушниках, но достаточно отчётливо слышу музыку. Вглядываюсь в миниэкран видеокамеры. Правую руку держу на машинке с качелькой трансфокатора или по простому - "зума". Левую руку поближе к кнопке подстройки фокуса. Весь мир вокруг исчезает. Начинается магия. Я вижу только сцену. Я настолько сконцентрирован,что превращаюсь в кусок бетона. А потом в голове, словно божественный голос с небес, звучит голос Маши -режиссёра записи. Или трансляции, если сигнал уходит сразу в сеть. Слушаю её голос, который вливается в меня, вытесняя всё остальное, и я подчиняюсь его командам. Я перестаю быть самостоятельной человеческой единицей; я становлюсь частью процесса, частью механизма. Теперь я тоже создаю магию.



Опера "Тоска" Пуччини в концертном исполнении.

Первый месяц съёмок я испытывал стресс каждый раз, когда вставал за камеру. В антракте я бежал в маленькую комнатушку, заваленную оборудованием, и жадно пил холодную воду из бутылки. Меня каждый раз мучал дикий сушняк. Мои руки колотило в мелком треморе. Я смотрел вокруг удивленными округлившимися глазами, чем верно напоминал сумашедшего. Маша спрашивала, всё ли хорошо. Я кивал в ответ и шёл за камеру. После окончания спектакля нужно было собрать видокамеру и кабеля и принести всё это в операторскую. После сбора всего оборудования Антон развозил нас по домам на своём автомобиле. Я возвращался домой ближе к полуночи почти каждый раз.

Потом пошли оперы, которые нравились мне на порядок больше балета. Любая опера - это вообще восторг чистой воды. Постепенно я научился одновременно слушать голос Маши в наушниках и вслушиваться в голоса певцов на сцене. Научился снимать и смотреть спектакль одновременно. Меня перестало трясти, я запомнил все органы управления видеокамеры, очередность сборки, разборки и установки камеры. Иногда были хоровые пения и симфонические концерты. Всё это реально лечило душу и выравнивало вмятины на сердце.



Вид камеры сверху.

Только спустя месяц я запомнил по именам всех людей в студии. Тут только операторов оказалось более десяти. Новички, вроде меня, и люди, снимавшие более трёх лет. Некоторые были почти на каждой съемке, некоторые появлялись раз в месяц, а то и реже. Все они были исключительно разные люди. Я никак не мог представить, что их привело сюда - в студию. Маша вообще, словно видеовампир, постоянно хотела новых операторов. Выяснилось, что видеостудия хоть и располагается териториально в Театре Оперы и балета, но снимает по всей Перми, и даже России. Мне за всё время удалось поснимать представления в Театре юного зрителя, Малом зале филармонии и Театре-Театре. Я узнал, что история Видеостудии началась  более десяти лет назад с отца Маши, который является основателем. Что было только две камеры. Антон сначала снимал, а после стал техническим руководителем. Потом пришла Маша и стала режиссером, а её отец занял почетное место ментора студии. Что есть ещё вторые режиссёры. Основной офис, где происходит монтаж материала, запись и тиражирование дисков. Музыкальные редакторы, которые разбирают по нотам некоторые спектакли и во время записи всегда сидят рядом с Машей в операторской и говорят, какой инструмент сейчас начнёт свою партию. Есть звукооператоры, которые каждый спекталь раставляют микрофоны и следят за звуком. Я был потрясен всей организации процесса в видеостудии. Поначалу и представить себе не мог, до чего всё тут серьёзно.



Момент съемок. Звукооператор на переднем плане.

Другой важный момент, что на это подсаживаешься. Звучит по-идиотски, но это правда.  Я однажды ляпнул Маше, что брошу съёмки, когда моя апатия (и тоска по девушке) пройдёт. Я думал, это будет конец зимы. Сейчас февраль. Мне не стало легче, я всё так же скучаю по Девушке, которая лучше всех мяукала в Скайпе, и не хочу прекращать ходить на съёмки в театр. На самом деле, если на неделе у меня не было ни одной съёмки, то я начинаю испытывать дискомфорт. Хочется вернуться в театр, показать охраннику временный пропуск с портретом Чайковского, пройти по лестнице, раздеться в операторской, поздороваться с ребятами, прослушать от Маши краткое изложение спектакля, узнать своё место и встать за камеру. И всё это ради того, что творить магию. Чтобы погрузиться в это полностью и попробовать жить этим, как живёт Маша. Похоже, именно магия удерживает большинство видеооператоров в театральнйо видеостудии. Лично я обожаю сам процесс съемки: выхватывать на сцене певцов или танцоров, настраивать кадр и фокус, выбирать правильную композицию. Потом видеть, как загорается красный диод на пульте, означающий, что я в эфире.



Маша перед съёмкой.

Когда я заболел в конце января и обесиленный четыре дня провалялся в постели с жаром, кашлем, я много думал, потому что не мог спать. И мне пришла в голову мысль, что знакомство с Машей и работа в театральной видеостудии - это, на самом деле, одно из двух лучших событий, которые со мной приключились в Перми. Спустя годы я буду плеваться от одного упоминания о Перми и смело утверждать, что этот город запомнился мне лишь с неприятной стороны. И лишь Машу и её видеостудию я буду впоминать с теплом в сердце, и радоваться, что Судьба в нужный момент свела меня с этими людьми.